Орешкин дал ЦБ сигнал о слишком низкой инфляции

Максим Орешкин

Фото: Дмитрий Астахов / ТАСС

Уровень инфляции к концу года может упасть ниже 3%, а темпы экономического роста — замедлиться уже к середине года, предупредил глава Минэкономразвития Максим Орешкин

Минэкономразвития наблюдает ужесточение денежно-кредитных условий и считает это одним из рисков для экономического роста, объявил в четверг, 13 апреля, на заседании правительства глава министерства Максим Орешкин. Причина — комбинация роста реальных процентных ставок и серьезного укрепления рубля, объяснил он.

«Сохранение текущих условий, по нашим оценкам, может привести к замедлению темпов экономического роста уже к середине года, а темпы инфляции при таком развитии событий опустятся к концу года ниже 3%. Уже в настоящее время инфляция снизилась до уровня 4,2%, что лучше любых прогнозов, которые были в начале года», — заявил министр. С июня 2016 года, когда Банк России возобновил снижение ставки после годичного перерыва, годовые темпы инфляции сократились на 3,3 п.п., а ключевая ставка снизилась только на 1,25 п.п.

Есть ли конфликт?

Заявление Орешкина свидетельствует о «конфликте интересов» между Минэкономразвития и ЦБ, уверен руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук. «Минэкономразвития заинтересовано в более низкой реальной процентной ставке как одном из смягчающих факторов для экономического роста, в то время как главная цель ЦБ — сдерживание инфляции», — отмечает он.

Если же денежно-кредитные условия и правда будут мешать экономическому росту, это станет дополнительной мотивацией для ЦБ снижать ставку, указывает Романчук. Заявление Орешкина — «определенный намек»: министерству выгодно, чтобы ЦБ понижал ставку быстрее, говорит ведущий эксперт Центра развития ВШЭ Николай Кондрашов.

Слова Орешкина воспринимать как сигнал ЦБ нельзя, возражает главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин, заявление министра лишь увязывает курс рубля с уровнем инфляции. Если ЦБ увидит, что инфляция приближается к 3%, он и так может начать быстрее снижать ставки, что приведет к ослаблению национальной валюты. «Я не думаю, что это прямой посыл от Минэкономразвития Центральному банку. Насколько я понимаю, сейчас у них достаточно хорошо налажено взаимодействие. Если одних или других что-то беспокоит, они могут это напрямую обсудить», — подчеркивает Кузьмин.

Одновременно и по экономическому росту, и по уровню инфляции может ударить снижение цен на нефть, отмечает Кондрашов. ЦБ находится в «очень трудном положении»: если регулятор будет снижать ставку быстрее, а экономическая конъюнктура ухудшится (низкая цена на нефть, плохой урожай, ужесточение политики ФРС США), риски ускорения инфляции вырастут, влиять на это регулятор некоторое время не сможет. Сейчас для ЦБ «очень важный год»: ему нужно удержать инфляцию в пределах 4%, подчеркивает Кондрашов. «На кону репутация ЦБ, сейчас все только начинают доверять ему. ЦБ будет невыгодно идти на поводу Минэкономразвития», — рассуждает он.

Страх сильного рубля

Рост импорта и сезонное ухудшение платежного баланса уже летом приведут к формированию дефицита платежного счета, что, в свою очередь, сформирует предпосылки для ослабления рубля, объяснил Орешкин на заседании правительства. Если крепкий курс национальной валюты сохранится, то инфляция будет снижаться быстрее. А слишком низкая инфляция станет сигналом для ЦБ: регулятор будет вынужден более агрессивно смягчать денежно-кредитную политику, что ослабит рубль, добавил Орешкин.

Базовый сценарий Минэкономразвития, который правительство приняло за основу для работы над бюджетом, в его обновленной версии предполагает замедление инфляции к концу 2017 года до 3,8% с одновременным ослаблением курса национальной валюты до уровня 68 руб. за доллар при цене нефти $40 за баррель или до 62 руб. при сохранении текущих цен на нефть (сейчас цена Brent составляет около $55 за баррель). В следующие три года Минэкономразвития прогнозирует одинаковую инфляцию на уровне 4% с номинальным ослаблением курса рубля относительно доллара, но с укреплением в реальном выражении.

Ничего плохого в инфляции ниже 4% нет, ЦБ всегда сможет поднять ее с помощью решений по ставке, отмечает Кондрашов. В этом плане ситуация в России кардинально отличается от положения других стран, где смягчать денежно-кредитную политику уже некуда, объясняет он. «Никакой угрозы дефляции здесь нет вообще. Более того, ЦБ это было бы очень выгодно в плане пиара и сказалось бы на инфляционных ожиданиях», — сказал эксперт.

Как ослабят ставку

О перспективах снижения ключевой ставки в четверг на Форуме финансовой стабильности говорила первый зампред Банка России Ксения Юдаева. Она сделала традиционный акцент на том, что денежно-кредитная политика должна быть умеренно жесткой. Это необходимо для поддержания инфляции на уровне, близком к целевому, а также снижения инфляционных ожиданий с учетом внутренних рисков. «Существующий баланс рисков дает возможность для понижения ставок, но денежно-кредитная политика тем не менее должна быть умеренно-жесткой», — подчеркнула она. Вместе с тем в ежемесячном бюллетене департамента исследований и прогнозирования ЦБ, опубликованном на этой неделе, отмечалось, что существующий баланс рисков говорит в пользу постепенного смягчения денежно-кредитной политики.

Для того чтобы считать заявление Орешкина призывом к ослаблению денежно-кредитной политики, «явных оснований» нет, настаивает главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. В условиях ужесточения внешнего фона, оттока капитала и возможного ослабления рубля становится очевидным, что общий курс смягчения денежно-кредитной политики со стороны ЦБ должен быть достаточно плавным, говорит он. «Необходимо учитывать тот фактор, что действия регулятора и процентная политика в целом очень важные факторы стабилизации экономики. Скорее Орешкин говорит о необходимости взвешенного подхода к стратегии дальнейшего снижения ключевой ставки», — полагает Лисоволик. 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: