ФНС сняла с Дойче Банка многомиллиардные претензии по операциям с валютой

Фото: Kai Pfaffenbach / Reuters

Беспрецедентные для российского банковского рынка налоговые претензии по операциям купли-продажи валюты к российской «дочке» Deutsche Bank сняты. Для банков это шанс сохранить доходность валютных операций на текущем уровне

О том, что налоговики отказались от претензий к Дойче Банку по сделкам купли-продажи валюты, которые банк совершал в 2013–2014 годах с аффилированной структурой (подразделением Deutsche Bank в Лондоне), рассказали РБК несколько источников, знакомых с результатами обсуждения. «В итоге длительной дискуссии стороны все-таки пришли к пониманию», — рассказал один из источников РБК.

Таким образом, российской «дочке» крупнейшего немецкого банка больше не грозит уплата в бюджет более 10 млрд руб. доначисленных в ходе проверки налогов. Это значительно увеличило бы убытки банка и снизило бы капитал до критического уровня, требующего докапитализации со стороны владельцев. По данным на сайте ЦБ, по итогам 2016 года Дойче Банк получил 2,2 млрд руб. убытков. Его капитал на 1 марта 2017 года составлял 15,2 млрд руб.

Как ранее сообщал РБК, претензии к Дойче Банку в ходе проверки выставила Межрегиональная инспекция по крупнейшим налогоплательщикам (МИФНС) № 9. По мнению налоговиков, совершая валютные операции с подразделением Deutsche Bank в Лондоне (речь шла о валютных свопах), российская «дочка», показывая по части этих операций убыток, пыталась искусственно занизить налог на прибыль. Аргументы Дойче Банка, как указывали источники РБК, сводились к тому, что данные сделки были нормальной банковской практикой и в совокупности были прибыльными для банка. Однако налоговики сочли, что итоговая налоговая база по налогу на прибыль могла бы быть выше, если бы не убытки по части операций валютного свопа.

Валютные свопы — комбинация двух противоположных конверсионных сделок по покупке и продаже валюты на одинаковую сумму с разными датами исполнения — основной инструмент страхования валютных рисков на финансовом рынке. Среднедневной объем операций по ним в России в 2016 году составил $2,8 млрд, по данным Национальной финансовой ассоциации. «Дочки» иностранных банков — одни из ключевых игроков на российском рынке в этом сегменте. Заключение ими сделок валютного свопа с головными зарубежными структурами — нормальная практика. Оценивая ситуацию с налоговыми претензиями к Дойче Банку, участники рынка указывали на потенциально разрушительный эффект этого прецедента для всего рынка.

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Угроза снята

Теперь опасения рынка существенно снизились. «Отказ налоговиков от претензий к Дойче Банку по валютным свопам — крайне позитивная новость для рынка, ведь такого рода операции ежедневно активно совершаются всеми крупными банками», — говорит начальник дилингового центра, руководитель операций на валютном и денежном рынках Металлинвестбанка Сергей Романчук.

По его мнению, пример Дойче Банка крайне важен, поскольку показал, что налоговая служба может признавать ошибки. «Это является свидетельством ее возросшего профессионализма и уверенности, что может быть прочным фундаментом для улучшения делового климата в России», — полагает он.

Впрочем, не все опрошенные РБК эксперты столь оптимистичны. Как отмечает партнер Ernst & Young Алексей Кузнецов, у других участников рынка не должно быть ложного оптимизма в связи с решением по Дойче Банку. «Эпопея Дойче Банка закончилась благополучно. Это прекрасная новость, так как рынок был крайне встревожен претензиями налоговых органов к этому банку, — указывает он. — Однако налоговые органы будут продолжать внимательно анализировать срочные сделки банков и иных компаний, особенно по сделкам с аффилированными лицами, а также нерезидентами, с целью доначисления налогов», — полагает он.

Как указывает еще один собеседник РБК из числа банкиров, недавно в АРБ прошла встреча банкиров с представителями налоговиков, на которой финансистам было дано понять, что на Дойче Банке налоговая не остановится. «Было прямо указано, что в сделках банков с аффилированными заграничными структурами налоговики будут прежде всего смотреть на наличие экономического смысла и рыночность цен, по которым совершались операции», — рассказал РБК один из участников встречи. Впрочем, одновременно, по его словам, стало понятно, что позиция ФНС — «более или менее взвешенная».

«Отказ налоговиков от претензий к Дойче Банку, скорее всего, был вопросом политическим», — уверен представитель одной из российских «дочек» иностранных банков. Налоговики обычно тщательно взвешивают ситуацию, выставляя претензии такого масштаба, и просто от них не отказываются, рассуждает он.

Вопрос политический

По данным источников РБК, претензии налоговиков к Дойче Банку были сняты вовсе не в результате традиционной процедуры урегулирования налоговых претензий, которая выглядит следующим образом.

По результатам налоговой проверки должностным лицом налогового органа выносится акт. На него проверяемый может подать возражения, после рассмотрения которых проверяющий решает, привлекать или нет к ответственности за налоговые правонарушения. Итоговый акт можно обжаловать в вышестоящих налоговых инстанциях. Если это не помогло, налогоплательщик может обратиться в суд.

По сведениям РБК, Дойче Банк использовал другой подход. «Не обошлось без вовлечения в переговорный процесс Центрального банка на высоком уровне», — рассказывает один из собеседников РБК, знакомый с ситуацией. «Причем, по моей информации, проходили эти переговоры непросто», — добавляет другой источник РБК. Также к обсуждению были подключены представители банковского сообщества в лице Ассоциации региональных банков России (АСРОС). «Претензии были сняты после профессионального обсуждения, в том числе с представителями Минфина. Налоговые органы пришли к выводу, что это были добросовестные сделки», — рассказал РБК глава АСРОС Анатолий Аксаков. По данным еще одного источника, в урегулировании вопроса могли быть задействованы и дипломатические ресурсы.

Есть ли они у других участников рынка — вопрос, указывают банкиры.

«Скептическая реакция государства, которое имеет частые прецеденты столкновения с реально недобросовестными действиями бизнеса, на формальные доказательства добросовестности тех или иных операций может быть оправдана. Хотя тезис «бизнес всегда виновен», конечно же, неприменим во всех случаях, — говорит вице-президент ФБК Алексей Терехов. — И в связи с этим для разрешения такого рода конфликтов правильно привлекать третьих лиц с добросовестной деловой репутацией и высококвалифицированным профессиональным суждением, как то: представители ЦБ или дипломатического корпуса».

Тот факт, что в результате такого взаимодействия в итоге получился положительный прецедент, крайне отрадный не только для сторон этого спора, но и для рынка в целом, заключает он.

ФНС и ЦБ не ответили на запрос РБК. В Дойче Банке отказались от комментариев. 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: